Истории любви казахского джигита и русской девушки полвека

13:23 30 сентября
Елена БИСАЛИЕВА
Люди земли алгайской
3280
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться

«Жизнь прожить – не поле перейти» – гласит народная мудрость. А прожить счастливую семейную жизнь вдвойне сложнее. Ещё сложнее, когда в одной семье соединяются традиции и быт разных народов. Муханбетжану Холидоловичу и Людмиле Алековне Сундетовым из с. Варфоломеевка в этом плане повезло. Где-то свыше было решено, что они достойны такого великого дара, как вечная любовь, и судьба свела их вместе. Они женаты уже полвека, и до сих пор их отношения – пример необыкновенной нежности и понимания, доказательство того, что любовь не имеет национальности!

Их взгляды встретились

...в далёком 1972 году в автобусе. Она - 16-летняя красавица с осиной талией, огромными глазами и длинными волосами, струящимися, словно шёлк.

Он – 22-летний статный жгучий брюнет с глубоким взглядом.

Эта была первая поездка «на картошку» студентов училища киномехаников г. Чимкента.

Людмила сразу запала в душу Муханбетжану: красивая и при этом скромная и хрупкая – такую хочется беречь и носить на руках! Долго не думая, он попросил соседа девушки уступить ему место, с той первой встречи так и ездил рядом с девушкой то на сбор винограда, то на уборку хлопка.

Красивый, – подумала она, принимая робкие ухаживания казахского джигита, плохо разговаривающего на русском языке. А ещё честный и добропорядочный – качества, которые девушка, прежде всего, ценила в людях.

Так они встречались целый год. Муханбетжан решился сделать предложение руки и сердца Людмиле, когда она неожиданно заболела, а ему надо было срочно ехать в родительский дом в село Караоба Казталовского района. Людмила согласилась и сбежала из больницы под венец.

Такая другая жизнь

– Мама, я выхожу замуж! – поставила перед фактом в телефонном разговоре родителей дочь (Людмила родилась и выросла в Екатеринбурге, в Чимкент приехала на каникулы к тетушке после окончания восьмилетки, тогда и поступила в училище).

– Как!? За кого!? – прозвучал ошарашенный голос матери на том конце провода.

За казаха, – уточнила дочка.

Что ты, дочка!? Я читала, у казахов бывает по 2-3 жены! – чуть не рыдала мать.

Против русской келен (снохи) были и родители Муханбетжана, о чём Людмила узнала много позже.

Что, казашки не нашлось? – возмущались отец и мать джигита.

Не разрешите жениться на Людмиле, домой не вернусь! – поставил ультиматум влюблённый сын в письме. Родительская мудрость и любовь взяли верх.

– Разве я думала тогда о разнице в наших менталитетах. Я не знала ни слова по-казахски. Более того, до приезда в Чимкент я не была знакома ни с одним казахом. По сути, я была наивной девчонкой и думала, что все живут одинаково, так как жила я, – вспоминает Людмила Алековна. – И всё-таки мне было страшно ехать в неизвестность.

Боялся знакомства родителей со своей будущей женой и наш герой. В коротеньком платьице в туфлях на высоких каблуках, с распущенными волосами (всё согласно моде 70-х) – такой Людмила предстала перед старшей сестрой Муханбетжана Толкын, к которой молодые заехали перед встречей с родителями. На семейном совете, дабы не шокировать кайын ата (свёкра) и кайын ене (свекровь), было принято решение переодеть будущую келен (сноху) в длинное платье и более скромную обувь. Последним штрихом в образе казахской невесты стал платок, покрывающий её модную причёску.

А вот я испытала настоящий шок, когда приехала в дом Миши. Я словно оказалась в одной из сказок Шахерезады, когда увидела, как люди, одетые в белые наряды и расшитые безрукавки, женщины все в платках, сидят на полу за дастарханом! – вновь погружается в воспоминания наша героиня.

Через три дня отгремела казахская свадьба с сопутствующим тоем. Началась семейная жизнь.

Уступать друг другу – главное правило счастливой семьи

– наши герои определили в первый год совместной жизни.

Людмила быстро привыкла к вкусным национальным блюдам новой семьи, не напрягала её и необходимость спать на полу на курпе. Куда тяжелее городская девушка переживала дефицит общения.

Миша с утра до вечера на работе, я дома. Свекровь не понимала русского языка, я не знала казахского. А тут ещё бесконечные гости, которых сноха должна встречать чаем. Я не хотела понимать, принимать эти обычаи. Моё раздражение копилось и выплёскивалось на мужа. В свою очередь, и он раздражался на меня. Дошло до того, что я заявила о том, что устала и хочу домой. Но мой муж оказался мудрее меня. «Давай попробуем уступать и помогать друг другу, - предложил он. Если ничего не получится, я сам отвезу тебя домой. Сроку нам – два месяца», – со светлой улыбкой вспоминает судьбоносный разговор Людмила Алековна.

Так и повелось с тех пор в их семье: уступать и помогать друг другу. Муханбетжан терпеливо рассказывал о традициях своей семьи, а Людмила с женским терпением и его помощью их осваивала и принимала.

Вместе и в горе, и в радости

Через год в семье молодых родился первенец Мирас (наследник). В большой семье Сундетовых наладилось взаимопонимание.

– В чём большая заслуга и моей мудрой свекрови, которая не попрекала меня тем, что я совсем не умею готовить. Представьте, в начале своей семейной жизни перед тем, как отварить макароны, я их промывала (смеётся). Не укоряла меня она и тем, что я могла проспать до обеда, ведь до полуночи читала книги. Наверное, она понимала, что я была ещё ребёнком, - рассуждает келен, которая и сама давно уже свекровь.

В правильности выбора дочери убедились и родители Людмилы. Её маму очаровали радушие и гостеприимство всего семейства Сундетовых: а как иначе у казахов кудалар (сваты) – всегда на первом месте! Да и зять, отличавшийся трудолюбием, воспитанностью, уважительным отношением, да ещё не имевший вредных привычек, стал вскоре сыном.

В том, что для дочери он – опора, мать убедилась и тогда, когда Людмила оказалась на грани жизни и смерти, заболев менингитом. Испытания растянулись на бесконечно длинный год. Людмила пережила неделю комы, а затем – 7 месяцев была прикованная к кровати. После чего несколько месяцев у неё ушло на то, чтобы вновь встать на ноги. И всё это время рядом был её Миша. Муханбетжан, не задумываясь, уволился с работы и, оставив двухлетнего сынишку на попечение своих родителей, перебрался в Уральск, куда отправили жену на лечение. Каждый день после тяжёлой смены на заводе мужчина с двумя пересадками добирался до больницы, чтобы помочь и поддержать любимую.

Одно целое

За плечами наших героев полвека совместной жизни. Их радость и гордость – дети (в 1979 году родилась дочь Айгуль (лунный цветок)), семья приросла внуками и правнучкой.

И даже спустя пятьдесят лет эти супруги по-прежнему смотрят друг на друга влюбленными глазами. Годы не остудили чувств, добавив мудрости и понимания, что рядом с тобой самый дорогой человек, и его надо беречь.

Мы давно уже не две половинки, мы одно целое, – говорят про себя супруги.

И правда, глядя на контрастную пару на вид, пообщавшись с ними, осознаёшь, как они схожи внутренне: от былой разницы в менталитете не осталось и следа.

Сегодня в Пасху у них на столе появляются крашеные яйца, которые гордо соседствуют с ароматным бешбармаком. К слову сказать, Людмила давно полюбила встречать гостей с казахским размахом – всё лучшее для гостей. Да и на казахском языке она говорит не хуже супруга.

В их доме, как впрочем и во дворе, царят красота и уют – всё общими стараниями.

Едины они и в воспитании детей и внуков, которых учат тому, что хорошо, что плохо. В этом списке житейской мудрости есть ещё одно правило счастливой семейной жизни, которое они выработали за полувековую историю своей любви:

Важно не копить обиды, а говорить о них. Именно говорить, а не кричать и предъявлять! Ведь, счастливая семья строится на самоуважении и уважении друг к другу. Об этих качествах не может быть и речи, если вы оскорбляете друг друга.