Выборы Президенты России

Материнская любовь – это самая сильная энергия известная человечеству

6:00 27 ноября
Ольга СНЕГОВАЯ
Люди земли алгайской
1251
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
Измениться под влиянием обстоятельств или собственной волей изменить обстоятельства? По жизни мы часто выбираем то один, то другой вариант. Но иногда у нас нет и такого выбора, случившееся изменяет привычный нам мир.

  Впервые мир Татьяны Смирновой коренным образом изменился в декабре 1991 году. Это были радостные и долгожданные перемены. Молодые супруги Смирновы спустя два года после свадьбы, наконец-то, стали родителями, а Татьяна соответственно - мамой. Первенец, сын Женя появился на свет в полдень первого дня зимы, когда за окном Целиноградского (сегодня г. Астана) роддома стоял 40-градусный мороз.
Как и всякая мама, Татьяна буквально поминутно помнит этот день и первое знакомство с сыном: «Он родился весом в 3,5 кг и 56 см ростом – самый крупный из всех рождённых в тот день. Когда мне впервые дали его на руки, с маленького личика на меня смотрели пронзительно - синие глаза, они как будто видели меня насквозь». В эти первые мгновения между матерью и сыном и установилась та самая глубинная связь, которую сегодня Татьяна называет «быть на одной волне».

 Через несколько лет в семье родилась дочь Юля. В 1998 году Смирновы переехали в Россию, к сестре мужа в Варфоломеевку. Глава семьи нашёл работу в СПК, Татьяна через несколько лет, благодаря своему медсестринскому образованию, устроилась социальным работником. Как и все в то неспокойное время, семья преодолевала финансовые трудности. Не подстраивалась под обстоятельства, а меняла их. Дети росли.
- Женя всегда был очень подвижным, энергичным. Как только научился ходить, на руках удержать его было невозможно. Мы и коляской - то практически не пользовались, он всегда бежал вперёд и вприпрыжку. Непоседа и егоза. Тем не менее, со школы (когда только успевал учиться, то он на спортивных соревнованиях, то с друзьями на улице?!) приносил хорошие отметки. Он всегда был ответственным и очень самостоятельным, - вспоминает Татьяна Николаевна.

 Первый сокрушительный удар постиг семью Смирновых в 2015 году – умер муж Татьяны.
- Похороны…гроб с телом выносят со двора, и кто-то должен пригласить присутствующих на поминальный обед. Я обращаюсь к сыну, а он мне: «Мама, я всё знаю». Он не просто пригласил всех, но и попросил прощение за отца, который, возможно, сам не успел перед кем-то извиниться, - этот момент, когда Женя заменил отца в роли главы семьи, Татьяна помнит отчётливо.
Семья старается жить дальше, теперь Женя её опора. Но чёрная полоса продолжается. Через год умирает сестра мужа, та самая единственная родственница, к которой Смирновы приехали несколько лет назад.
Сколько горя может выдержать человек?
Ещё через год беда настигает Женю. Полный сил, 24 – летний мужчина, на тот момент уже муж и отец маленького сына, Евгений получает травму позвоночника. Молодой, общительный, веселый, сильный и уверенный в себе мужчина абсолютно парализован (мы рассказывали эту печальную историю в 2019 году).

- Первая наша встреча с сыном после реанимации в больнице: он плачет, передо мной снова маленький мальчик. Я говорю ему: «Не плачь, ты же видишь, я не плачу». Тогда ещё ничего не было понятно. Главное - он был жив, - голос нашей собеседницы ровный и твёрдый.

  С тех пор сильной, и может быть, даже жёсткой ей приходится быть всегда. И в тот период, когда врачи прочили Жене жизнь «овоща», и когда он сам пал духом и отказывался от еды, и когда нужно было справляться не столько с его физической немощью, сколько с накрывающей семью чёрной безнадёжностью.
- Мы с тобой в одной лодке, - говорила мать потерявшему интерес к жизни сыну. – Только ты в ней лежишь, а я стою. Мои руки – это твои руки, моя сила – это твоя сила. Ты должен бороться, потому что, если ты остался жить, значит, у тебя здесь ещё есть предназначение.

 Медленно, шаг за шагом, преодолевая вместе и физическую и душевную боль, мать и сын двигались вперёд. Одному Богу известно, как им удалось преодолеть эту пропасть. Откуда берутся эти человеческие и материнские резервы?!

  Беседуя с женщиной, вместе с ней возвращаясь в её прошлое, ловлю себя на мысли, что с её губ не сорвалось ни одной жалобной нотки, никакого роптания, никаких претензий. Благодарность – да. Друзьям, знакомым, близким, соседям, односельчанам, специалистам реабилитационного центра, где в Женю вдохнули надежду…

  Женя до сих пор парализован, сам он не может даже выпавшую ресничку из глаза достать или прокашляться без помощи посторонних, но… Мы болтаем с Татьяной Николаевной и Женей непринуждённо и легко. В их доме нет места унынию, здесь сильная, позитивная энергетика. И один из самых мощных её источников – материнское сердце, которое не имеет право быть слабым.

 Если вас заинтересовала судьба Евгения Смирнова, заходите на его страницы в соцсетях (Женя нуждается и в простом общении, и в помощи).